polskivinnik: (Default)
Сидим с мамой, смотрим юмористическую передачу. Вдруг раздаётся очень специфический хлопок. Последний раз я такой слышал с базы у Бейт Лида и вслед за ним в воздух взвились два столба дыма.
Говорю маме: "Точно был взрыв. По-видимому кого-то уголовного взорвали." Тут в направлении из нашего дома ничего не видно, но соседи забегали вниз. Просмотр новостей вначале ничего не дал.
Подождали ещё минут 15 пока моё предположение частично подтвердилось (полностью оно подтвердилось сегодня утром). Выезжаю в направлении, где всё произошло - один из выездов из города перекрыт, приходится разворачиваться - ещё с 2001 года не люблю сталкиваться с людьми, которые собираются на "посмотреть".
Но потом, когда приехал и мне напомнили, что сегодня праздник Лаг баОмер, на который жгут костры и который наш "миннеобразования" перенёс на день вспомнилась особенность: в Кфар Сабе запах от костров был, а в Мигдаль Эмеке - нет. Видимо одного взрыва хватило.
polskivinnik: (me)
Советская власть - это плановая экономика. А под план строится бюджет. Сегодня мне довелось слушать как его использовали.
Было это в те времена, когда наш Михаэль был студентом по блату устроен работать химиком в отдел женской консультации.
В то время в консультации как раз приобрели хроматограф для жидкостей под требовавший траты бюджет. Но оказалось, что для женских проверок он не подходит и заведующий решил проверить силу хроматографа на проверках наличия тяжёлых металлов в моче работников соседней автобазы.
До этого проверка производилась выпариванием трёх литров собранной мочи - теперь был, как казалось, разработан новый метод в котором порфириновый комплекс захватывал свинец, а сканирующий его хроматограф мог сократить и страдания проверяемых и страдания проверяющих. Это сокращало объём необходимых для проверки отходов чкеловеческой жизнедеятельности, но требовала разделения в эфире, который, в свою очередь, требовал выпарки в выдувных шкафах.
Мест в них не было - поэтому выпаривание проходило методом форточки: образец выставлялся в окно пока весь эфир не улетучивался. Сколько животных заснуло вечным сном в плане не было.
Но разработанный метод не сработал и пиков в хроматограмме не появилось. Реагентов и стандартов в наличии тоже много не было, так как они были более текучи чем хроматограф и в бюджетные планы не вошли. Тогда было решено отправить самого молодого на тот момент работника (то есть Михаэля) к разработчикам дабы выведать у них секреты мастерства выведения пиков.
Приехав в интститут ему было сообщено разработчиками, что метод ими ещё не проверялся, а лишь переводился с американских лекал и его валидация запланирована где-то в течение следующих десяти лет. Также оказалось, что перевод был осуществлён рядом с новым американским хроматографом, привезённым вражескими голосами на выставку медоборудования вместе со стандартами и реагентами для этого метода, около полугода назад и поэтому, слегка просроченными. Но переводчики согласны отлить немного от этого дерьма добра и будут рады, если получат результаты валидации от прогрессивного сотрудника.
Но результатов они так и не получили: для получения результатов требовался детектор ультрафиолета по всему спектру, а в лаборатории женской консультации был только монохром. Так как на нём пики растворителя и производного комплекса не разделялись, а результаты нужно было выдавать на гора, то молодой и перспективный сотрудник, желая использовать единственную действующую часть хроматометра, настольный компьютер, вышел на решение - трубка, где вкалывался образец подключалась без колонны к детектору и транслировала отсутствие наличия (всего), что и требовалось доказать автобазе женской консультации.
В конце дня мы вспомнили об планировании и сходстве в этом израильского и советского Большого брата, который и тут и там следит за порядком мелочей не оптимизирующих производство но пофигизм к нему: в свете требований об обязательном пользовании зеброй Михаэлю сообщили по почте, что он не поступил в соответствии с требованием, что недостойно высокого звания химика Тевы, но пока достойно лишь порицания. На том и спокойно отправились домой по той же зебре.
polskivinnik: (me)
А не пофилософствовать ли мне немного сегодня?
С утра все русскоязычные в Израиле говорят лишь об одном: левые сволочи растоптали Амону, а мы 1) у власти, но связаны левыми; 2) не у власти, а власть марионетки/подпольные и реальная власть у левых. Пока ещё не слышу возгласов о Мессии, но это придёт.
А у меня в одной из дискуссий возникло лишь одно понимание: русскоязычный люд слабо понимает, что есть "разделение ветвей власти", но очень хорошо знаком с требованием "Интернационала" "Весь мир насилья мы разрушим до основанья и затем" и, пытаясь натянуть его на национальную почву, забывают про обязанность за тем.
Что берут такие граждане за "основание"? Насколько они понимают, что основание в котором они уверены может быть как мягкими облаками в бездну так и пружинящим в одному лишь ему известном направлении батутом? В обоих случаях эти основания никем осмысленным не образованы и результат хаотичен.
Представьте, что в построении современного физического мира основанием будет считаться "Биг бэнг" - большое расширение. Так вот в данном случае каждая пинтосекунда (чтоб не сказать меньше) могла привести к созданию другого мира: разные базисные частицы, дальше всё лишь усложняется. В какое из этих пинтосекундных "оснований" мы хотели бы попасть, чтоб перестроить всё заново? Отчего мы уверены, что в результате получится заново, а не запально-разрушительно?
До разделения ветвей власти было много других событий, но именно с него ведёт отсчёт то, что мы называем "современным государством". Нам может это не нравиться, но мы должны помнить, что отмена этого разделения привела нас в фашистско-нацистскую ситуацию, а развитие государства без него - в коммунистическо-исламскую (самому стало даже интересно понять что объединяет их в единую идеологию, кроме перехода от царей в авторитарность).
Искать его [современного государства] основание в связи с этим также сложно, как заявить, что не было истории до Новой эры или в эпоху Джахилии. Запрещать изучать эпоху до неё также глупо, как уничтожать исторические реликвии до этих дат, использовать ситуацию в них [эпохах до Христианства или Ислама соответственно] для построения чего-то после этих дат равноценно пересечению реки Лета и ввергание себя в хаос мертвых из которого создастся что-то новое, но до этого создания неизвестное нам. Ведь для нас, как живущих до такого события это будет равноценно попаданию в Чёрную дыру: может и выйдем, но непонятно кем, где и зачем.
И может стоит сесть и прочитать текст о разделении ветвей власти чем кричать, а давайте мы все ветви поотрубаем? Давным-давно гражданин страны убил премьер-министра. Я считал это довольно правильным действием, так как премьер использовал новых репатриантов, незнакомых с раскладкой власти, в приходе к ней и на момент его убийства общество было поделено. Но в одну из годовщин [livejournal.com profile] _inri_ сказал что-то похожее на следующий очень важный момент: плюралистическое-демократическое государства подразумевает, что конфликты в нём не разрешаются на полях сражений, а в избирательной урне. И убив премьер-министра его убийца является не только убийцей человека, идеи и служителем веры, но и попыткой ввергнуть это государство в его прошлое величие, которое может оказаться лишь Пирровой победой.
Не спешите реагировать, спешите садиться и рассматривать вопрос всесторонне в данный момент, а не в походе к Августу.
polskivinnik: (me)
"Эйн лах ма лидъог", она же "Не о чем волноваться"

Песня, под которую мы, израильтяне, танцуем, хотя написана она была в ситуации, сходной с советской "Вставай страна огромная", а содержание её текста напоминает "Белорусский вокзал":

Тебе не о чем волноваться, я осторожен.
Надеваю свитер.
Тебе не о чем волноваться,
Это излишне - все в порядке.
Тебе не о чем волноваться - тут замечательно.
Обстреливаем по полной.
Честно - нет причины для волнений.

Тебе не о чем волноваться, лагерь тут
И мы заняты развлечениями.
А вчера даже было время помыться.
Тебе не о чем волноваться, я сплю
И вижу сны о тебе,
Как вернусь домой поженимся.

Высылай сюда майки и трусы
Здесь все словно звери
Воюем как львы с высокой моралью.
А в нашей дивизии просят о маленьком перерыве.
Дорогая не высылай пирожных.

Тебе не о чем волноваться,
Я в безопасном
месте.
И между обстрелом и бомбами
Есть время передохнуть.
Тебе не о чем волноваться,
Сладенькая бомбочка, -
Терпени
е, девочка.
Честно - нет причины для волнений.


Написана Тальмой Элигон-Роз, по ощущениям от открыток, которые высылал её брат Гиора с Суэцкого канала по мелодии, которую принёс композитор Коби Ошрат для подъёма духа солдат. Песню исполнил Узи Фукс.
В первом тексте была записана и нехватка туалетной бумаги, но это было воспринято в штыки от слушателей, которые действительно завалили фронт сладостями, как в песне. Песня остаётся популярной спустя 40 лет.

Вот её исполнение в сериале "Наша песня"
Текст на иврите:

אין לך מה לדאוג
אני נזהר ולובש גם סוודר
אין לך מה לדאוג
זה מיותר הכל בסדר
אין לך מה לדאוג כאן נהדר
מפגיזים כהוגן
באמת שלא חסר דבר.

אין לך מה לדאוג
פה קייטנה ועושים שמח
ואתמול היה אפילו
פנאי להתקלח
אין לך מה לדאוג אני ישן
וחולם עליך
כשאחזור העירה נתחתן.

שלחי לי תחתונים וגופיות
כאן כולם כבר כמו חיות
נלחמים כמו אריות
מורל ממש גבוה
ואצלנו בפלוגה
מבקשים קצת הפוגה
מותק לא לשלוח לי עוגה.

אין לך מה לדאוג
אני נמצא במקום בטוח
ובין הפגזה להפצצה
יש זמן לנוח
אין לך מה לדאוג
פגז מתוק
סבלנות ילדונת
באמת שאין סיבה לדאוג.
polskivinnik: (me)
В эту поездку я собирался неожиданно, хотя нужно было побывать там давно. Страна, с виду маленькая Испания, оказалась совсем не Испанией.
Впервые чуть не успел на полёт: закупившись шампанским и шоколадками решил немного подкрепиться перед лоукостным полётом. Подхожу к стойке, а там две бортпроводницы. Имя? А теперь подождите - всё зависит от пилота. Пилот, хоть и не знал о том, что мне в Португалию, так как летел в Женеву, смилостивился и моё турне началось.
Так как в Женеве я также ещё не был, то решил посетить и её, но уже по пути обратно. Ещё два часа и я приземлился в Лиссабоне.
Португальские друзья предупредили меня о том, что аэропорт уже давно находится внутри города и метро довезёт меня прямо к центру, как оказалось историческому под названием Шиаду. Далее передо мной стояла важная цель: разменять пятьсот евровую купюру. Я наслышался о проблеме с этим и даже налогу, который можно заплатить, если нигде сделать этого будет невозможно, поэтому подготовился к худшему.
Но мажардом моего первого хостеля меня спасла, хоть и заменив стопку евро на одну бумажку. Познакомились: так как девушку звали Александра, я понял, что она не местная. Оказалось, что она занималась изучением и преподаванием на фортепиано, но дело это неприбыльное (как я уже был наслышан от подруги) и из Польши она перебралась сюда на раздумья о дальнейшей жизни.
На следующее утро я решил впервые воспользоваться свободными турами. Результат был выше всех ожиданий: кроме знакомства с городом я познакомился с ещё одной полькой, редактором ВВС на Ближнем и Среднем востоке, а также тайваньским американцем.
После самой экскурсии, показавшей нам город после землетрясения 1755 года (так как от истории до него осталась только церковь, совмещающая в себе археологический музей и замки, до которых в этот раз я не добрался, в том числе и по совету гида), мы отправились в район художеств а ля Флорентин в Тель Авиве. В планах было на следующий день совместно махнуть в Синтру, но в связи с отсутствием мест в экскурсии от их хостеля, я махнул туда сам.
Без карты, рассмотрев достопримечательности, указанные на вокзале, я пошёл вдоль по улице, рассматривая справа музей естественных наук с интересными двумя тубами, и так дошёл до входа в ботанический сад слево от меня.
Зная, что замок Синтры ждёт меня сверху в том же направлении, я прошёл по потрясающей осенней зелени и продолжил вверх по каменистой узкой лестнице, а затем и тропинке, проходя дом, где когда-то жил в Португалии Ганс Христиан Андерсен. Вместе с чеширским котом, который не отпускал меня в дороге, я поднялся до самого замка Муров, который, как оказывается оккупировали эти самые мавры-муры (вообще в христианской Португалии мавры окупировали всё, напомнило Будапештский музей Оккупации в котором в результате Первой мировой Венгрия лишилась многих земель "в том числе Австрии"), а затем ещё выше, в замок из сказки, под названием Дворец Пена, который своей псевдосредневековой красотой в конце XIX века вдохновил миллионера Арсения Морозова (впоследствии, продемонстрировавшего своей смертью неэффективность эзотерических практик) поручить своему другу архитектору Виктору Мазырину строительство особняка на Воздвиженке в Москве.
По дороге обратно я наткнулся на новый тип музеев: музей новостей. Осуществив детсую мечту я стал спецкором с трансляции разрушения Берлинской стены и диктором, зачитавшим (правда на английском) введение комендантского часа армией, закончившего тоталитарное правление в стране. Музей не был бы столь заметен, даже виртуальным, если бы не будущее персонально подобранного медиа в виртуальной реальности: впервые я понял, что для прыжка с парашютом не обязательно садиться в самолёт: ветра, конечно не будет, но, когда компьютер отправляет тебя в полёт с высоты несколько десятков тысяч километров над землёй просто убирая виртуальную подставку, адреналин взмывает ввысь, а ты уверен, что несёшься внизбез парашюта.
После такого впечатления я решил в этот вечер отдохнуть, но неудержался и сделал круг по соседству, объевшись португальских печёностей.
polskivinnik: (me)
Сегодня раввин от имени города Тель Авив, Меир Лау, сделал заявление, поддержав своих сотоварищей по мировозрению, сказав, что "сохранение жизни отодвигает субботу".
Это высказывание после большого кипежа сотоварищей относилось к профессиональному решению компании поездов "Ракевет Исраэль" сделать ремонт инфраструктуры. Имеющий широкое инженерное образование, позволяющее с прошлой недели, по решению его сотоварищей, называться высшим раввин заявил, что "использование термина "сохранение жизни" по отношению к ремонту инфраструктуры является чрезмерным". Он также заявил, что в нашей демократической стране нарушается "соблюдение субботы в общественных местах", прям как в Иране с соблюдением шариата.
Не могу сказать, что я специалист в инфраструктуре, но заявление, что забота о ней не сохраняет жизнь, кажется мне требует доказательств на уровне о котором, верующий  в существование существ на основе одной книги, просто не знаком. Тем более, что автор выше похоже даже не видит, сколько жизней губит отсутствие общественного транспорта в шаббат просто на основе большего количество аварий в сравнении с её же, субботой, вечером (моцей шаббат).
Я решил копнуть глубже: а почему мы думаем, что отец раввина, назначенный раввином всего Израиля, был умнее своего наследника? Может он просто должен был меньше планировать на срок длиннее одного дня в связи с меньшим тонусом жизни даже 10 лет назад не говоря уж с человеческой, а не гугольной памятью его слушателей? Подумайте об этом.
А подумав, передумайте заново, стоит ли называть хазаль не аббревиатурой (наши мудрецы, благословенна их память) в случае, когда требуется объединить писавших в тех времена...
polskivinnik: (me)
Иудейский ИГИ (Иудейское государство Израиля) поднимает голову. В субботу, в рамках посещения Стены Плача, вдруг вижу перед ней металлические стенды (подозреваю, проплаченные из моих налогов) на которых перечёркнуты телефоны, камеры и ещё какие-то современные средства, неизвестные писателям двухтысячелетней давности.
Фотографировать стену я не собирался, но телефон в какой-то момент достал. Ко мне подбегает какой-то олух с кипой (чёрной, если что) и начинает выступать: "Да как ты смеешь! Ты что не видишь знаков?! Да я сейчас найду на тебя управу!"
На что, мой друг рядом пытается его успокоить, а я ему спокойно даю направление на поход в направлении горы с которой скидывали козлов его вида.
Парень кипятится ещё больше: "Да я полицию вызову! Это святое место!"
- Вызывай, - теперь уже оба заявляем мы ему.
Поняв, что с полицией в отсутствии в Израиле Стражей Иудейской революции ему, пока, придётся туго он пытается взывать к высшим силам.
- Это место бога! Он тебя накажет за это богохульство!
- Ну вот ты его законам следуешь, тебя он и накажет. Мне то что?
- Ты думаешь, что пришёл не от него?!
Тут я уже ожидал услышать стандартное, уже показываеющее о необразованности по теме, что мои предки были обезьянами и даже согласиться с этим заявлением имея общих предков с шимпанзе миллионов 5 назад, но мой оппонент превосходит эти ожидания и следующим предложением заявляет: - Ты что думаешь мы все произошли из земли?!
- Согласно твоим верованиям - да. Приходится рассказать мне ему. Почитай ка свои источники, Тору, например.Какое невежество в своих верованиях!
- Ты что думаешь, ты в неё не вернёшься?! - опять пытается стращать меня отрок.
- Вот в этом я с тобой абсолютно согласен насчёт нас обоих - приходится сообщить мне ему плачевную весть.
Отрок понимает, что желательно удалиться от таких еретиков. :)
А с нами было ещё двое немцев. Уж не знаю, не заметил ли отрок их деяния или понял, что, если мы разговаривали до этого вместе, то отгребать ему придётся вновь, но, когда один из немцев достал камеру и начал фоткать кипастый мальчик тихо курил стоял в сторонке.
Зато потом опять начал орать на какого-то израильтянина, который достал телефон. Пришлось крикнуть на мальца не хватило ли ему предыдущего посыла. :)
polskivinnik: (me)
Сегодня за обедом обсуждали разные степени дальтонизма, так как у сотрудницы она присутствует у мужа в форме дейтераномалии. И в процессе другая сотрудница заметила работницу с другой лаборатории и говорит: "есть очень похожая на неё, тоже русскоязычная, тоже беременная только в очках". Мы поломали голову пытаясь подобрать кандидатку.
Возвращаемся в лабораторию, пока мы не видели, сотрудница видит её в соседней лаборатории, перекидывается с ней пару слов при другом аналитике и говорит нам об этом, когда вернулись. Вместе с ней в лабораторию, где сидит та, что мы видели на обеде, поднялась другая сотрудница. Спускаются вместе: указав на фотографию с целью узнать имя второй работницы в очках сотрудница получила ответ от аналитика: так ты ж только что с ней говорила. Вот такой дальтонизм на людей: разница всего лишь по очкам сделала без спиртного двух людей из одной. :)
polskivinnik: (me)
Мама, родившаяся в городе Артик, давно предлагала показать, где она провела своё детство и юношество. Этим летом я решился. Вначале я решил охватить весь Кавказ, наметив маршрут.
Полёт выдался долгим. Изначально трансфер был длиной в час. Но Украинские авиалинии запизнылись и будущее сумасшествие полёта отметилось двумя хасидами сверху, вернувшимися из Умани: первый на инвалидной коляске, второй толкающий первого и прыгающего за ним. В результате ожидание превратилось в опоздание в два часа. Правда в самолёте мы пообщались с женщиной с региона Донецка. Вторым неожиданным, как оказалось, моментом было то, что нас кормили.
В самолёте на Тбилиси уже не кормили, а прибывшие из других рейсов дали нам почувствовать особенными так как, кроме евреев, украинские авиалинии, похоже не кормят никого.
К тому же нас с мамой рассадили и я получил двух собеседников, а мама - стайку пьяных и горластых украинских девушек. Мой первый собеседник, Эльхан, из Азербайджана, возвращался из отдыха в Трускавцах. Он опасался младенцев, которые сидели за нами. Но даже на взлёте и посадке они не смогли перекричать украинок, принявших на грудь, похоже ещё до полёта и догонявших красненьким во всё время его течения. Они обсудили всю поднаготную мужчин, выложив всю свою. С Эльханом мы наблюдали это с критикой, а мама - с невозможностью заснуть.
Затем справа проснулась девушка Анет, как оказалось из Германии, знающую иврит и возвращаюся с нами в один день. С ней мы и разговорились до конца полёта (правда большей частью на английском).
Прилетев, оказалось, что машина меня не ждёт. Пришлось искать таксиста, который оказался бомбистом. Впервые в жизни торгование с водителем закончилось тем, что он неправильно высчитал сумму и клянчил добавки.
Утром, узнав путь, мы направились получать визу в азербайджанском посольстве. Выйдя на спуск перед поворотом к метро и, увидев мощёную улицу и грузинскую старушку, мне вспомнился знаменательный вид-момент в фильме "Покаяние": "Эта дорога ведёт к Храму?" В Грузии и Армении народ крестится на первую замеченную церковь, а они в городе покрывают все 360 градусов. Оказалось, что советы на получение визы за час давлением на жалость не помогло и вместо Гянджи и двух дней в Баку мы остаёмся в Тбилиси. Съём машины также задержался из-за моего нежелания ездить отдельно по Грузии и Армении, но вернулся сторицей впоследствии, так как в фирме, которая выдавала доверенность на соседнюю страну имелся лишь джип, а не маленькая легковушка, которую я предполагал снять. Договорившись о нём на следующий день мы поднялись вдоль по улице к площади, на которой впоследствии обнаружили памятник героям "Мимино" (как оказалось не последний), а найденый неподалёку отель познакомил нас с экономистом Сашей и потрясающим Кафе Палермо с его владельцем Артаком и его совладелицей Викой. Поев по-еврейски форели и грузинского вина на экспорт в Италию мы пошли отдыхать, а вечером вознеслись над замком царицы Тамары.
На следующий день после сырных лепёшек с мясом там же и попытки пересечь скоростную дорогу с вечнозелёным светофором  нами было взято направление на Мцхета. GPS ошибся (как он делал и в дальнейшем в большинстве городов) и спросив людей на улице нами было найдено замечательное место ночёвки в доме Сосо и Лены (знакомство прошло в обратном порядке). Как и далее при ночёвке в частных домах и знании русского, с нами поделились ужином с базара, сырами и хлебами. Мы обсуждали Грузию, Израиль и вспоминали начало репатриации грузинских евреев со следующим анекдотом:
Лектор  выступает в клубе на собрании, рассказывает колхозникам, как выгодно разводить кроликов. Один мужик задает лектору вопрос:
- А сколько плотит Чичиашвили, ежели уезжает?
- Четыре тысячи, но не будем отклоняться, товарищи ...
- А сколько плотит Чичиашвили-инженер, ежели уезжает?
- Где-то около восьми тысяч, но я  продолжаю, товарищи ...
- А ежели Чичиашвили кончил университет?
-  Двенадцать тысяч, но зачем вам это, товарищ?
- А может, мы будем Чичиашвили разводить?

Напоследок мы выпили по стопке домашней фруктовой чачи (которая, в отличии от водки имеет интересный вкус) и, обсудив Бен Гуриона и Голду Мэйер, почитаемых другом сына Сосо, пошли спать.
Вечером хозяин обещал и утром мы поели, приготовленный Леной-хозяйкой лобиа (грузинскую версию армянского лоби). Мы также договорились забрать Анет, которая, как и мы планировала посетить Кахетию с её винами и, забрав её из Тбилиси поехали в направлении Сагахи на востоке.
По дороге Анет завезла нас в монастыри в скале неподалёку от Удабно на границе с Азербайджаном. Анет решила пойти в круговой поход, а я с мамой решил не рисковать. И грянул дождь.
Пока Анет обошла круг с видом на Азербайджан мы пообщались с грузинско-казахским корпоративом, проходившими по тому же маршруту. А затем отправились в Сагахи. По дороге нас застал лёгкий ливень.
Грузия впечатлила методами замены дорожного покрытия: в определённом участке (всегда перед съездом на какую-то иную трассу) полиция перекрывает дорогу, направляя машины в объезд (обычно довольно ясный и короткий), а покрытие с одной стороны дороги снимается на корню для установки нового. Также впечатлили грузинские водители, невключающие фары даже когда стемнело и часто даже с ними с трудом наблюдаемые. Как оказалось дом, где мы остановились, получил первую премию Tripadvisor за этот год. Поев мы пошли спать на полный желудок.
А с утра ждала длинная дорога. Вначале мы спустились с нагорья и помчались к Телави, надеясь попасть в дом-музей одного поэта, настолько хорошо владевшего языками региона, что и в Армении, и в Азербайджане его также считают своим. Но промахнулись и, пролетев город завода Киндзмараули, вернулись в него, заправившись вином Киси и ещё одним их же производства. Затем, довезя Анет до Телави и, походив по его старому городу, выехали с целью заночевать в армянском (а есть и грузинское) Алаверди/ы (название так и не прояснилось до конца). В результате GPS и опрашиваемых проезжих и полицейских мы, проехав рядом с азербайджанской границей Красный мост, в темноте, после интуитивного путешествия вдоль границы вышли на её переезд.
Первое пересечение границы на автомобиле вышло довольно спокойным - грузинская полицейская просто попросила документы, на армянской нужно было уплотить пошлину. В результате, пришлось вернуться от шлагбаума в указанном направлении и внести 2000 драм. Заплатив за шлагбаумом страховку началось моё путешествие по маминой родине.
Так как поездка продолжилась ночью, то вначале она меня даже позитивно впечатлила. Почти все армянские водители включали фары - причина обнаружится далее, но всё же это было разительно отлично от грузинских. Руководствуясь сведениями, полученными от [livejournal.com profile] _inri_ о глубине рядом с дорогой из похожих по ландшафту мест, я понимал, что ехать на 60-80 км в час не безопасно, но дорога была пуста и фонари машин были видны издалека. После часовой поездки мы подъехали к съезду на Алаверды. Всё было темно и повиляв немного вглубь города мы поняли, что с наскоку найти место проживания нам не получится. Даже звонок Ирис вначале не помог, так как объяснение что дом находится над вывеской с одноимённой вывеской вне города при отсутствии освещения города не помогало. Зато помогла кавказская отзывчивость: выехав на предполагаемое правильное направление, мы решили спросить таксиста. И не ошиблись - вначале он указал направление, а потом сказал, следуй за мной довезя нас прямо до места.
Приехав мы вначале встретили двух немцев, распивавших что-то во дворе. Оказалось, что один из них работает с нашей Электрокомпанией и бывает у нас, как минимум, раз в год. Затем хозяева узнали, что мама родилась в Армении и гостеприимство удвоилось (оно и до этого было огромным). Мы посидели допоздна. Оказалось, что радость хозяев от гостей связана с грустным: смертью сына (судя по военной форме на части снимков, вероятно, в процессе службы - мы не расспрашивали).
После того, как мы выспались, перед отъездом мы съездили посмотреть окрестности. Первый же Храм (церковь мала для этого определения) показал интересный момент - почти полное отсутствие изображений и икон. Хотя бельгийский посетитель заявил, что причина этого кроется в землетрясениях, разрушавших их, стены были девственно черны. Храм напоминал синагогу с крестами - полная противоположность грузинским церквям, гораздо более наполненных изображениями. Предположение, услышанное мной, что отсутствие евреев-иудеев в данном регионе в связи с невозможностью отличить местное христианство от иудаизма усилилось.
Далее, вернувшись к Ирис, мы начали собираться в направлении Ванадзора-бывшего Кировакана. Степан, муж Ирис, попросил не уезжать не попрощавшись с ним, а пока мы были в столовой с утра разговорились с одним поляком, который хотел посетить церковь на выезде с Алаверды.
Попрощавшись и забрав его, мы выехали в дорогу. Но так как ночью я не был уверен, что еду по правильной дороги, решили переспросить стоявших на дороге мужчину и женщину. Мужчина сказал, что едем верно и попросил подбросить её по дороге. Вначале ситуация выглядела очень простой, и даже интересной: женщина практически не говорила на русском, но понимала, а моя мама вспомнила 2 класса армянской школы в её понимании армянского (не говоря на нём).Но мы всё ехали, а женщина всё не говорила, где ей сходить. В результате мы подкинули её до дома и вернувшись поехали к церкви. Дорога в гору серпантином впечатлила - боязнь такой высоты неизбежна даже за рулём джипа.
По дороге обратно к нам до дороги внизу подсел человек, которого вне Кавказа я, наверное не посадил бы. Он выглядел как средне одетый бомж, но разговорившись оказалось, что он сам знает об этом, а также с пяток языков, в том числе и латынь. Узнав, что мы из Израиля, пожелал нам самого наилучшего и заговорил о доброте в единстве Божества. Я уже понял набожность людей и оценил этот жест. Дальше мы направились в Ванадзор, чтобы заехать к нему засветло. В дороге я понял одну из причин фонарей: въехав в короткий туннель, дорога ухудшилась, а так как туннель был неровный и абсолютно без освещения, то большая его часть была намного неуютней ночной дороги на Алаверды.
Ванадзор устроен предельно просто - 3 широких круга-площади (где я впервые столкнулся с треугольниками притормаживания - в отличии от западного преимущества на дороге у находящихся на круге на Кавказе на круге стоит внимательно смотреть на разметку и по сторонам) с прямыми дорогами от каждого из них. Вероятно это часть последствий землетрясения 1988 года в котором пострадали оба города, где жили мама, дядя, дед и бабушка. Вначале нас слегка запутали сами жители - и мы покрутились по городу свернув не на нужной площади. Зато потом GPS впервые уверенно подвёл нас прямо к жилому дому, адрес которого совпадал с адресом, указанным на брони, но отчаянно не выглядел, как отель. Выйдя из машины и пройдя внутрь мы обнаружили отель - причём направившая нас к нему девушка Сюзанна из соседнего здания была той же, которая принесла нам чай в само здание отеля. Далее мы решили походить по "маминым" местам до захода солнца. Вначале мама, с помощью опроса прохожих, вывела нас к её 4-ой школе, до сих пор лучшей в городе. Здание школы, находящееся в памяти мамы было замещено новым, а второе "новое" здание, которое появилось при маме было уже старым, но устоявшим. Пообщавшись с одной из работниц школы снаружи, мы зашли внутрь, где нас радостно встретили и обещали показать выставочную часть школы с снимками классов после обхода по новому зданию. Вначале обсудили, где мама училась, потом поднялись наверх на второй и третий этажи. Во многом школа напоминала мне мою донецкую, только лестницы шли не вдоль внешних стен здания, а в них.
Затем завуч школы, вспомнившая для себя и мамы заведующего больницей города Караяна у которого начинала и заканчивала работать моя бабушка, повела нас в старое здание. Школа отметила год назад 80-летие и поэтому сохранила фотографии легендарного для мамы учителя химии и следующий за мамой снимок выпуска, в котором она безрезультатно пыталась найти знакомые фамилии.
Посещение закончилось показом мамой больницы-поликлиники, где работала бабушка и которая когда-то стояла неподалёку, но тоже была разрушена землетрясением. И её остов и остов химкомбината, в который водили школьников когда-то оставили унылое впечатление. Зато появилась белая голова советско-армянского солдата, которую мама не помнила с детских лет. Начав воспоминания, мы вернулись поужинать не раньше чем закупились малакашем, армянской травой и балыком в единственном магазине в Армении в котором я мог заплатить карточкой. С инфляцией при которой 400+ драмов стоят один доллар это понятно, непонятны только десятидрамовые монеты двух типов. :)
Утром изначально планы были скромны - найти школу №11, где учился мой дядя, и найти район, где проживала вся наша семья (когда я ещё не был в её планах) - Дымац. Выехав на ту же дорогу, где день до этого мы легко нашли мамину школу мы начали нарезать круги. В результате, благодаря третьему или четвёртому направлению, мы заехали внутрь квартала. Как оказалось, наши шансы найти школу были довольно малы, но мы наткнулись на женщину - тёзку моей мамы. Она и провела нас до неё, и показала изнутри. Предложение пройтись по городу на следующий день пришлось отклонить, но связь была налажена.
И тут моей маме пришла идея восстановить утраченую за 40 лет связь с семьёй, жившей с ними в одном домике с женой Розой с которой работала в поликлинике моя бабушка и её мужем Кимом.
Вначале мы узнали местонахождение Дымаца. Мама не узнавала ни одного здания и лишь Универмаг на развилке остался там, где стоял. Оттуда мы и начали поиски, спросив таксиста на обочине. Несмотря на то, что был неместным он направил нас далее и покрутив по району мы наткнулись на ещё одного неместного жителя, знавшего тем не менее, у кого нам стоит спросить о жильцах района - продавцов районного минимаркета.
Спустившись вниз и свернув налево мы и зашли в него. Мама объяснила двум девушкам-продавщицам ситуацию и они, позвав родственницу по телефону начали обсуждать ситуацию в которую попали. Обсуждение шло на армянском, но слова "жди меня": программа поиска утерянных друзей и родственников, сделала их разговор очень понятным.
Вышедшая тётенька, выглядевшая старше мамы, сказала, что имя и фамилия ей знакомы, но из местной поликлиники. Туда мы и направились. Дороги во внутренних дворах имеют массу выбоин, поэтому я припарковался так чтоб они могли сойти, а сам остался в луже дожидаться возвращения. Результаты оказались более чем оптимистичны: как описала потом мама, вначале медсестра позвонила Розе на домашний, так как она незадолго до этого закончила свою смену, а затем и на мобильный. Загрузившись в машину мы направились прямиком к ней.
Рядом с домом была вывеска с названием улицы на русском, что вернуло часть воспоминаний маме. Затем женщина из магазина направила нас в нужный подъезд, а сама ушла, хотя изначальные планы были вернуть её на изначальное место дислокации.
Роза встретила нас от души - мама вспомнила двухкомнатную квартиру с её приезда на поступление в химический техникум. Рассказав о муже, умершем 14 лет назад от сердечного удара, она позвонила дочерям и довольно быстро в доме появились Эмма, Гаянэ (фотографии двух её дочерей я рассмотрел до этого на сборнике общих квартир в салоне) и сын Эммы. Стол напомнил скатерть-самобранку и вечер, когда в Израиле начали отмечать Суккот стал для нас армянским ушпизином: еврейская традиция потчевать гостей всем что есть в доме с удвоеной армянской щедростью. В процессе общения я передал домашний телефон в Израиль и дядя тут же связался с нами. Ещё неделю после приезда я представлял себя, как Гена-джан: так меня назвала Роза вслед за Алла-джан мамой. Мы пили вино "Армения", которое я затем привёз в подарок девушке, и закусывали гатой, сделанной также как и мама делает тут в отличии от круглых плоских гато, которых мы встретили потом. Вначале ушли дочери Розы, а затем начали выходить и мы.
Уже на выходе Роза рассказала, что попросила соседей присмотреть за нашей машиной, хотя для нас криминальная ситуация не отличалась по своей спокойности от израильской.
На следующий день мы направились в Ереван. Дорога из Ванадзора в какой-то момент при подъезде к озеру Севан стала до боли знакомой - в это время года она ничем не отличалась от спуска с Верхней Галилеи или Голанских высот к Кинерету: та же желтизна травы, та же вода внизу. Единственное отличие было, когда мы решили забраться в монастырь на полуострове, лежащий в стороне от дороги - воздух наверху стал прохладней - в Израиле жёлтая трава выгорает от солнца, а тут - от осени. Но вид на окрестности того стоил. Поехали дальше - везде вдоль дороги продавалась облепиха в вёдрах. Впоследствии в Ереване мы купили соки из неё, кизила и розы. Приятнее всего был кизил, облепиха была необычной, а розой, оставленной напоследок, я слегка давился так как несмотря на разбавленность сладость её была приторна.
На подъёме стало теплее, я вздремнул и мы немного подкрепились у памятника советскому армянскому стремлению вперёд. Въезд в Ереван был отмечен неподступной скульптурой орла. В отличии от многих других городов GPS не подвёл нас почти вдоль до самого Киевского проспекта, но найти гостинный дом "Арам" с первого раза не получилось и, оставив машину во дворе напротив мы отправились на поиски. Переёдя через сталинскую автостраду с четырьмя рядами в оба направления и светофором, гаснущим до окончания её пересечения мы прошли дом на Киевском раза 2 прежде чем мне не пришлось позвонить и нас встретил Арам - как оказалось сын владельца дома Нельсона, бывшего армянского чиновника, и живписец по совместительству. Так как его живопись началась после аварии в которую он попал заграницей, то есть в ней мистические нотки, которые усиливались когда Арам пытался найти связь армянского с ивритом и иногда её поразительно находил. Так монастырь Хор Вирап, который мы посетили на границе с Турцией и Большим, и Малым Араратами означает нечто глубокое, которое также Хор на армянском и дыра на иврите. Но с ним было интересно. А ещё напротив нас жила польская троица с которой мы познакомились: Павел, Божена и Юстина. На первый взгляд мне показалось, что это мама с сыном и невесткой путешествуют вместе, а в реальности Павел оказался мужем Божены-Баси, выглядящим моложе своих лет, а Юстина их неродной спутницей. Они познакомились в предыдущий раз, а в этот раз так получилось, что наши пути совпали и наложились.
Вначале мы все и хозяева во главе с хозяйкой Гоар сели за стол в котором звучали тосты за Израиль, Польшу и, конечно, за Армению. Думаю немалая часть в этой, как и других, посиделках была моей мамы, но знание русского Павлом и Басей также сыграло положительную роль. На следующий день мы махнули в вышеупомянутый Хор Вирап - многие монастыри в Армении похожи, но монастырь-крепость всё же нечто иное, тем более когда из неё ты смотришь на заснеженный Арарат. По словам армян со стороны Турции он маленький холмик, но с армянской границей это Эверест.
По дороге обратно мы решили посетить храмовый комплекс Ичмиадзин, но так как поляки в нём уже были они вышли на повороте в цели найти маршрутку чтоб быстрее добраться до дому.
Мы же увидели в Ичмиадзине армянскую свадьбу с её головокружительными нарядами, но без всякой кавказской военной символики, покрутились по монастырю и окрестностям и успели вернуться в одно время с польской группой, встретившись с ними перед дверью дома Нельсона, Гоар и Арама. Вечером у Гоар возникла идея приготовить хаш. Подозреваю, что эта идея также связана с моей маман - так как ей она сказала, что нужно будет чуть вложиться, но чуть не сделала ситуацию в которой поляки подумали, что их не принимают. В результате всё сложилось как нужно и по традиции я выехал в дорогу после хоть и малого, но количества водки.
По дороге из Еревана мы проехали рядом с музеем армянской катастрофы, который будет посещён в мой следующий визит.
Завезя поляков в монастырь, который им посоветовал Арам и вместе с ними не найдя ничего нового мы направились на север к родине мамы.
Дорога продолжала оставаться на уровне пока мы не подъехали к указателю с направлением "Артик". Свернув на него мы выехали на дорогу, которой сложно было назвать таковой. Мама родилась в военной базе, но база была артилерийской, а дорога создавала впечатление как использовавшейся танками.
Короткими переездами мы добрались в сам город, который мама практически не узнала, да и он её узнал не совсем. Из узнаного был монастырь на вершине холма, когда-то стоявший в отдалении, а теперь примыкающий к окраинам. Была узнана военная база теперь уже Армении, а не СССР. Зато местный житель не мог вспомнить поликлинику в том месте, где работала моя бабушка, а указывал на совсем иное её расположение. Город сильно разросся после землетрясения, но парк всё также стоял рядом с базой, имея двух скульптур внутри (Пушкин и Лермонтов?) которых моя мама не помнила. Рядом был новостройный памятник с ужасной мошкарой забивавшей всё и вся поэтому съёмки там были недолгими.
Затем, вернувшись, мы решили заправиться постоянной ценой в 460 драм за литр. Там же узнали у заправщика, что город был отстроен с нуля. Он был моложе мамы лет на десять поэтому помнил о былом намного меньше. Проехав Артик теперь уже насквозь по заросшей брусчатке мама показала на одноэтажные домики в похожих на которые когда-то жила.
Далее мы вновь проехали между базой, парком и мошкарой и начали подниматься вверх откуда открылся широкий вид на город и шоссейная дорога от него. До Гюмри-Ленинакана дорога вела нас без остановок и объездов.
Второй по величине город Армении выглядел ненамного больше Артика. Сначала мы направились в отель Золотой апельсин. Со стороны с которой мы в него заехали достопримечательностей кроме стеллы о въезде в город не было и лишь немного поплутав мы нашли отель и парковку за ним (так как из него её было не видно вначале мама опасалась, сто машина уедет без нас).
На отельной стойке нас встретили двое парней: один более кавказского, а другой славянского видов. Им удалось помочь с нашим багажом, но интернет на третьем этаже ловился лишь вне комнаты. На следующий день оказалось, что кроме мальчиков в отеле присутствует женщина, ответственная за него.Она говорила хорошо на русском, но с хорватскими постояльцами часто использовала слово "ферштейн", хотя в случае с гостившей парой из Германии это было более логично.
В Гюмри ощутились многие последствия землетрясения 1988 года. Нормально заасфальтированы были лишь центральные дороги, а на центральной площади за церковью стоял мемориал памяти с цитатами из Библии часть которых в рамках события звучали даже слегка кощунственно.
На следующее утро я пошёл менять деньги и ситуация прояснилась даже больше и ужасней. Я встал рано и был у банка до его открытия. Там уже стояла очередь. Решил проверить другой банк: та, как в анекдоте про Горбачёва, была ещё больше. Вернувшись в предыдущий банк и дождавшись его открытия я понял причину 18 человек, стоявших до меня в ней: получение денег от родственников заграницей. Не знаю верно ли моё ощущение, но оно говорит о том, что целая страна живёт, как евреи до создания государства Израиль - за счёт подачек. Заметив по дороге в супермаркете одиноко стоящий среди гранатовых ликёр из айвы в форме айвы я решил, что не найду его и покрутившись в центре города, где мы были день до этого купил его на обратном пути в отель "Апельсин", создав фруктовый букет в этом городе.
Настало время покидать город. Если из посещения Еревана я вынес родственность, то тут было уныние, совмещенное с радостью мамы,посетившей Родину.
Мы подъехали к границе. Если въезд был качественнен и прошёл ночью, то выезд из Армении происходил днём и открыл новые горизонты. Армяне попросили дополнительную пошлину,которую, как я думал, они должны были вернуть мне. Но армянский пограничник поднял настроение, увидев книгу в моём багажнике. Спросив о чём она (про армянскую кухню) и узнав, что она едет в Израиль он пожелал успешного пути.
До грузинского пограничного пункта я, впервые при переходе границы, перемещался по грунтовке с лужами и полуразрушенными зданиями в дороге. Так мы и добрались к границе Грузии.
Мама зашла в проходдля пешеходов, а я проехал с машиной. Пограничный пункт построен так, что уже почти выехав с него я был приглашён на просвет чемоданов. Посмотрев содержимое я получил следующий вопрос: "Вы знаете сколько у Вас бутылок спиртного?"
Понимая, что живым без налога мне не выйти я пальнул: "Восемь. Но не волнуйтесь: ни одна из них у вас не останется, все улетают в Израиль". Добавив к этому улыбку я получил добро и от грузинской границы, дождался мамы имы направились в Ахалцихе.
Добравшись туда и посетив памятник царице Тамаре и церковь за ним на закате я увидел потрясающий замок. Той же ночью мы отправились в поход туда. Не зайдя внутрь мы отведали ещё от грузинских блюд.
А утром, попали в него: внутри сады Семирамиды, поразительно напоминающие иерусалимский Старый город. Настолько, что вернувшись, я поразил этим начальника, вернувшегося из Хаджа.
Следующим в дороге нас ждал город, где родился Солнце Народов. Ближе к вечеру мы добрались туда и вновь насладились грузинской кухней. Перед этим мы видели необычное здание с подобием башни. От владельцев гест-хауза мы узнали, что это и есть место, где родился под фамилией Джугашвили советский Иосиф. Подойдя нам сказали, что посетить его в этот день уже не удастся. Изучив местный овощной рынок с подсветкой здания рядом мы прошли по улочке с церковью, за которой виднелась крепость Гори. Еда напоследок была как всегда точкой дня.
С утра мы посетили и музей Сталина и вагон при нём. Несмотря на снятие статуи Сталина город и музей создают глобальный грузинский дисонанс. Если в Тбилиси почитают и вспоминают жертв режима, то в музее города сохраняют даже опровергнутые год рождения и действия создателя этого режима и прилагаемая гид не даёт шансов задать вопросы по теме. Домик Сталина - это единственное, что осталось от квартала бедняков, где он родился. Но его учёба в семинарии не прошла зря, когда ты понимаешь, что все церкви на Кавказе не теряли своих куполов.
Мы планировали съездить и в Уплисцихе: одну из древнейших стоянок человека разумного. Но запутавшись взглянули на пещеры древних людей со стороны Куры.
Из Гори до Тбилиси мы ехали по самой скоростной дороге Грузии на разрешённых 110 киломерах в час, а не обычных для междугородок до 70-ти. Уже на въезде заметили надписи на иврите: сами вначале не поверили. Оказалось Тбилиси отмечала юбилей грузинско-еврейской совместной жизни. Сдав машину и пройдясь по старому городу мы вышли к оплоту этой жизни - синагоге. В ней и оправдалась совместность и доброта во взаимоотношениях евреев. Подойдя к ней я начал фотографировать. Но поднявшись и намереваясь зайти в неё был остановлен: праздник очередного дарования Торы (не Шавуот, а Симхат Тора - фактически отмечание окончания годового круга её (Торы) зачитывания) не позволял фотографировать никому: ни грузину ни еврею-неиудею. Сплюнув на такой вид празднества и единства и закупившись по дороге четырьмя видами чурчхеллы мы вновь вернулись в ресторан "Палермо", где нас ждали с новыми блюдами.
Уже в аэропорту мы встретили Балахсана с Элой: как оказалось он видел мои фотки, но не думал, что Кавказ столь долго удержит меня на своих высотах. Армянско-Израильско-Грузинское кольцо замкнулось. А уже вечером я поехал знакомиться с одной барышней из Иерусалима с которой переписывался всю поездку.

Upd неделю спустя по израильским дорогам: Вспомнил добрым словом смену дорожного покрытия в Грузии - в Израиле основная дорога Иерусалим - Тель Авив требует расширения, но это ж надо додуматься одновременно чинить вторую из двух возможных дорог в столицу!
polskivinnik: (me)
На той неделе, по дороге из столовой мне неожиданно позвонила родная кузина. Так как это событие неординарного порядка, то увидев её имя на экране я задался вопросом: "С чего бы это?"
Вопрос был развеян уже вторым предложением встречным вопросом: "Скажи, а как можно узнать связь нашей фамилий с фамилией Сегал?"
Так как за некоторое время до этого я уже был предупреждён и, как следствие, вооружён известием о том, что в связи с новым витком кризиса Испания решила извиниться перед евреями из-за Реконкисты (так как мусульмане без её извинений уже давно заселяют вновь Иберийский полуостров с юга, но в связи с количеством пособий не имеют шансов поднять финансовую ситуацию испанской короны), то решил, что самое время поиздеваться над новоиспечённой сефардкой (им не привыкать :).
- Я думаю самый надёжный способ - это проконсультироваться о связях нашей фамилии с Сегал у лингвиста - сказал я.
- Да, но это как-то не научно, - парировала она. - У тебя нет в друзьях какого-нибудь генетика. Вечером меня ждала моя любимая генетик, но мучать её такими вопросами не входило в мои намерения. Благо два года назад я посетил в археологическом музее Альп древнейшего, найденного сохранившимся почти полностью, европейца Уци.
- Ты понимаешь, генетические потомки человека из медного века пятитысячелетней давности разбросаны по всей окружности Средиземноморья. Конечно времени прошло меньше и поиски можно ограничить одной половиной Средиземноморья - утрировал я.
- Но может быть, как-то можно что-то узнать. Ты ж понимаешь - это Европейское гражданство!!!
Тут, вспомнив её семейную ситуацию и пунктики, я не отказался попытаться вклиниться в её чёрный ящик.
- У тебя ж муж из США. Сколько гражданств ты хочешь приобрести? Или ты думаешь начать их коллекционировать?
На том и разошлись - она в поисках (пока что сефардских корней), я в уверенности (что навязчивую идею не может побороть даже очень образованный человек).

Рассказав эту историю на работе, я думал рассмешить сотрудников. Похоже рассмешил бога. Один из сотрудников, по виду стопроцентный ашкеназ с, по-видимому, обрезанной на ивритский мотив фамилией не удержался от соблазна - заглянул в список, обнаружил обрезанную фамилию в двух возможных написаниях и пообещал рассказать об этом своему отцу. На следующий день у него всплыла более чёткая уверенность в своём приезде в район Польши из-за Пиреней и он даже вспомнил семейные рассказы о нескольких смуглокожих родственниках.

В тот же вечер, когда объявили о возможности поиска фамилий на испанском сайте, в автобусе домой, слегка засывая, я заметил впереди девушку, отчаянно что-то перематывающую на экране своего смартфона. Мои подозрения оправдались: она так же искала свои сефардские корни. Весь Израиль готовится стать гражданами сиесты, как будто неоднократных обвинений в том, что в Европе мы ответственны за всё нам явно недостаточно.
polskivinnik: (me)
На той неделе хотел приобрести Сим-карту на месте (не по почте). Звоню в отдел покупок сотовой компании, мне отвечает девушка с лёгким арабским акцентом. На мой вопрос об офисах в Тель Авиве говорит: "Да - есть офис на улице Йона Германский".
Заглядываю на карту, ищу - безрезультатно. Решил, что ивритское имя то точно пишется одинаковыми буквами на обоих языках. Ввожу. Единственный результат по Тель Авиву - Йона Кремницкий. Звучит очень похоже в свете акцента, написания и произношения (קרמניצקי ,גרמנסקי), но всё же.
Сотрудник рассказал, как неделю назад звонил в службу по поиску телефонов.
- Здравствуйте, у вас есть телефон Белого дома?
На другой стороне послушалось лёгкое замешательство. Сотрудник, поняв о каком доме думают там добавил:
- Белого дома в Петах Тикве, Вы не подумайте.
polskivinnik: (me)
Вчера наткнулся на фотку-коллаж (как мне кажется) нашего премьера Нетаньяху с палестинским наследником Арафата - Абу Мазеном в стиле "Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви".
А сегодня с утра сообщили, что дышащее тело Ариэля Шарона собираются отключить от аппарата, на что я заметил, что обстановка с ним очень напоминает мне Ленина в Мавзолее. Ивритоязычный сотрудник удивился сравнением и тем, что Ленин всё ещё там. Я вспомнил о дискуссиях по выносу тела Ленина, сотрудник включил радио - сегодня и у нас наблюдается общирная дискуссия отключать или не отключать от приборов. Глядишь потом можно будет обсудить и потребность в мумификации...
polskivinnik: (Default)
Сегодня с утра вспомнил, как покойный дед рассказывал фразу, заученную им во время тренировок. Всю её не помню, запомнившаяся часть звучит так "The first (не помню или arrangement или division) is ready for parade." Далее помню, что дед упоминал главу формирования для парада (по моему себя, но не помню наверняка).
Говорил он это несколько лет назад, а год назад, когда я про неё тоже вспоминал, он её уже не помнил.
polskivinnik: (me)
Можно сказать, что здесь я даю рецензию не столько книге, сколь её автору. Книга Гада Шомрона "Моссад и миф" произвела на меня неоднозначное впечатление. На протяжении всей книги автор рассматривает события и анализирует их максимально логично и теории конспирации, которые вырисовывались на страницах других книг тают благодаря прочитанному.
Но сам автор принадлежит к левостороннему взгляду на вещи. И, как мной уже было замечено за пол-недели до этого логика политических взглядов иногда искажает политику сильнее взглядов.
Это стало очевидно в результате рассмотрения им событий, связанных с Эли Коэном - израильским агентом Моссада в Сирии. Автор замечает, что его повешение в 1965 году на центральной площади Дамаска было нестандартным поведением разведок, которые предпочитали обменивать выявленных вражеских агентов на таких же своих захваченных данной страной. Он считает, поддавшись самобичеванию, что это было вызвано инициативами Израиля на границах, когда в реальности, сирийский огонь вызывался для развёртывания ответных действий.
Шомрон игнорирует простейший факт, актуальный для 1965 годв: с точки зрения арабского мира и, в особенности, Сирии, Израиль рассматривался ею как южная Сирия, еврейские жители которой должны исчезнуть. С этой точки зрения Коэн рассматривался как представитель этой стёртой в будущем из памяти популяции, пленных из которых брать не полагалось.
Описывая "концепцию" которой придерживались израильтяне перед Войной Судного дня, согласно которой арабы не будут атаковать так как не восстановились и сравнялись с Израилем в своей военно-воздушной силе, так и Шомрон рассматривает игру израильско-арабских войн разведок в рамках Холодной войны. Он забывает, что в воёне разведок США и СССР обе стороны не стремились большую часть времени уничтожить противника тотально, а их целью была смена политического режима. Все страны -соседи Израиля интересовались политическим режимом Израиля меньше всего.
polskivinnik: (Default)
Вчера гостил у дяди. Общаясь с двоюродным братом на тему изучения истории оценил качество советской системы. Она, как сказал Васерман, подготавливала детей к пробуждению таланта: в переходный между СССР и Украиной период мы изучали историю СССР, Украины и, одновременно мировую историю.
В Израиле же в истории был создан глобус еврейского народа, так как всё не имеющего к нему отношения кануло в израильских школах в безвестность.
Стоит ли удивляться историческому пониманию израильских судей, воспитанных таким школьным подходом и израильской армией. Цитирую книгу Амнона Страшнова "Беспристрастность под огнём" (צדק תחת אש) о первой интифаде в которой им описывается следующий случай: "В судебных процессах, которые я рассматривал, встречались люди обвиняемые в незначимых и не имеющих интереса для общества нарушениях...В таких случаях я не стеснялся выразить своё мнение о противоречии перенесения дела на судебное рассмотрение, могущее увеличить ненависть и недоверие к власти, когда общественный интерес проигрывал бы. Явным выражением этому служит рассмотрение дела уважаемой арабки сорока лет, на которой при обыске по возвращении из Иордании через мост Хусейна (Алленби) был найден кулон, раскрашенный в цвета ООП - красный, чёрный, зелёный, который был изъят у неё и на которую, впридачу, было заведено дело. После допроса армейская прокуратура сочла нужным предъявить ей обвинения в хранении символа организации вне закона...Я освободил обвиняемую символическим штрафом в 50 шекелей и передал копию генералу территории Иудеи и Самарии и армейскому обвинителю. С тех пор обвинения в данных нарушениях не подавались в суд".
Так как решения суда у нас принимаются на основе прецендента нечего удивляться размахиванием враждебных (а не внезаконных) флагов в израильских университетах.
polskivinnik: (Default)
Смотрю сейчас передачу "Год в истории" - описание 73 года на беларусском телеканале ТРО.
Описывается причина нефтяного кризиса в 1973. О нас ни слова. Оказывается (для начала данные - потом белорусская аналитика):
Цены на нефть в конце 60-х начале 70- х были очень низкими - "9 копеек стоил литр и на 10 рублей можно было съездить на юг. Но так не могло долго продолжаться - учённые забили тревогу, в особенности, учённые Ближнего Востока. Цены поднялись - в основном от этого пострадали страны Западной Европы и США".
Занавес. (для незнакомых с ситуацией в регионе в данный период: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8F%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%81_1973_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0 )
polskivinnik: (Default)

Интересно не у нас ли служили предки данного британца? Очень напоминает отношения времён мандата со стороны империи в которой не заходило солнце...


polskivinnik: (Default)
В пятницу профессор рассказал одну интересную историю. Перед Шестидневной войной он был в Америке на стаже. И вот, однажды, по радио он услышал, как одному пожилому еврею-американцу, все еще призывного возраста, журналистом задавался вопрос: "За кого вы будете воевать, в случае если Америка и Израиль будут воевать между собой?" Еврей, не задумываясь, ответил: "Тогда я уеду в Канаду". В Шестидневную Израиль таки отбомбился по ошибке по разведывательному кораблю американских ВМС "Liberty" и долго извинялся потом. А после рассказа мною вспомнился советский анекдот: В Израиле пессимисты учат английский, реалисты - арабский. А вот реалисты учатся плавать". И подумалось для чего: чтоб потом не кричать "Help!" - все равно в округе не поймут.

Profile

polskivinnik: (Default)
polskivinnik

July 2017

S M T W T F S
      1
23456 78
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:42 am
Powered by Dreamwidth Studios